Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

ковры

Это настоящие патриоты

Цитата из сетевой изра-патриотки:

"Гы.
Вот уж забыла поинтересоваться твоим свинячьим мнением.
***
Что, давно не тявкала - засвербило?
Ну-ну. Давай: "Фас!"".

Ей вторит другой патриот:

упс...)) как тебя опустили )))
так ты здесь на отсосе ...а я с тобой почти как с человеком разговаривал ...


Думаете это нехорошо и ай-яй-яй? Ничего подобного: это и ЕСТЬ израильский патриотизм на русском языке. Другого просто нет.

Продолжение патриотического концерта:

"Продолжаешь тявкать?
На хуй, животное".


Пожалуй, запись эта будет сверху и станет пополняться по мере поступления патриотических восторгов. ;)))[Spoiler (click to open)]
[Spoiler (click to open)]ПОПОЛНЕНИЕ КОЛЛЕКЦИИ 12.12.15

"Россия Израилю в любом случае враг. Что бы там эти подонки из МИД и РАН ни лепетали".

"По-моему, наилучший результат для Израиля в сирийском конфликте - война до победы всеми против всех, желательно еще лет на 20-30".

"
Да, пускай занимаются друг другом до полного" [истребления, надо понимать - itrech].

И за чьто только бедних таких хогоших и несчастных евгейчиков так не лю-ююю-бят???[itrech]

ПОПОЛНЕНИЕ КОЛЛЕКЦИИ 29.12.15: "Таблетки"

Это классика, но настолько заезженно, что сейчас употребляют только самые упёртые дежурные тролли. Как вот этот, например:

"график приема лекарств все же надо соблюдать"
"Если вам все двадцать лет твердят про таблетки, вы должны понять, насколько это для вас важно".

Он же продолжает "общение" в третьем лице, обращаясь к хозяину журнала:

С кем ты разговариваешь?
Это или российский платный тролль, или нездоровая на голову женщина. (Они ведут себя одинаково, их трудно различить)

Вот так вот  нас "воспитывают" израпаты.

Пожалуй, не буду больше стесняться приводить ники  "израильских патриотов":
На этот раз патриотически кривлялся человек по кличке:

zaj_gizund

ПОПОЛНЕНИЕ КОЛЛЕКЦИИ 18.03.16

А вот еще один патриотик, отправляющий за "неподходящее" мнение к психиатру, знакомьтесь:

"А... Борец с кровавым режимом? Проходите мимо, вам не ко мне, психиатр за соседней дверью. Человеку, не понимающему разницу между государством и частными действиями населения - к нему".


alex_barenberg


(патриотик беседовал в данном случае НЕ со мной)


ПОПОЛНЕНИЕ КОЛЛЕКЦИИ 1.5.16


Привычный  аргумент израильского пропагандиста:

"Скажите, голубчик, а у вас в роду все душевно здоровы? А то знаете наследственность, гены, мутации"...

gigfrans


НОВОЕ ПОПОЛНЕНИЕ 21.5.16

"Это уже серьёзно:кураторы,компьютерный шпионаж,профессиональные евреи,пропагандисты.....
Вам повезло-вы живёте в стране с лучшей в мире медициной".....


Автор обычной для израпитриотов отсылки к медицине:
olury

Кстати, мой комментарий, на который он это написал, был обращен не к нему. Это их обычная манера работать кодлой: разговариваешь как бы с одним, а тут подбегают из стаи: один плюнуть, другой куснуть... Это у них курощение такое, израпитриотическое... Поэтому я считаю, что все русскоязычные сайты в Израиле по сути провокаторские: ни один не ограничивает возможность таких активистов МЕШАТЬ другим людям свободно общаться. Наоборот, такая деятельность поощряется.

И вот следующий комментарий того же olury в ответ на пополнение моей коллекции его опусом:</span>

"Пополняйте коллекцию,но не забывайте о компьютерной защите.И знайте,если что-наша медицина вас не оставит".

ПОПОЛНЕНИЕ КОЛЛЕКЦИИ израпатриотиков-"психиатров" 23.07


coil_label

"Лекарства-то не забывайте принимать. Говорю, как психиатр".

Это еврейская местечковая традиция - объявлять всех, чье мнение не нравится, психами. Я думаю, советскую "карательную психиатрию", про которую они так любят вспомнить при случае, евреи и придумали.

Пополнение коллекции 21.9
Профессиональные борцы с отрицателями Холокоста шутят:

"попользовал таки мулю добрый доктор Менгеле . провёл эксперимент - совсем из черепной
коробочки мозги изъял . их там у мули и так не густо плавало" .



"Муля" - это участник сообщества ЛЛИ с ником Самуэль. Он еврей и живет в Израиле, Холокост не отрицает, но храбрые профессиональные евреи общаются ним так, как процитировано выше. С антисемитами борются, а то как же. Администрацию сообщества ЛЛИ ("Левый либеральный Израиль") это устраивает.

ПОПОЛНЕНИЕ КОЛЛЕКЦИИ 24.12.16


Профессиональный еврей kaplasha_69 общается:

"А чего это ты, хуесос, картавить начал, а ?
Евреи залупу в рот засунули? Так соси и не отвлекайся, гнида недодавленная!"


Забавно , что это реплика 2015 года на чей-то комментарий 2013 года.

http://shaon.livejournal.com/177273.html?thread=5875577#t5875577


ПОПОЛНЕНИЕ КОЛЛЕКЦИИ 08.01.17

Он - говно. Как и ты, подонок. И даже хуже. Ибо он подонок с мозгами, а ты - безмозглый подонок. Мразь. Паскуда. Падаль.

Это постоянный сетевой активист из провокаторского сообщества ЛЛИ, высоко ценимый администрацией сообщества. Считается там крупным интеллектуалом.


ПОПОЛНЕНИЕ КОЛЛЕКЦИИ 7.2

Истинный Патриот Израиля и сетевой вертухай с провокаторского сайта ЛЛИ М. Герчиков
залез в частный журнал одного из участников и в качестве комментария к записи (не имевшей никакого отношения к ЛЛИ) оставил там такой след своего пребывания:

Пердун! Твой пердёж в ЛЛИ удалили. Возвращайся! Борись за права пердунов!

http://0bl0.livejournal.com/66034.html#comments

Я думаю, администрация ЛЛИ довольна. Им недостаточно было превратить сайт в провокаторское болото, им надо, чтобы их активисты еще лазили гадить по частным журналам.

ПОПОЛНЕНИЕ КОЛЛЕКЦИИ 13.02:

Тут сетевой воспитатель обращается ко мне:

Как же ты достала, вонючка!

http://rusisrael.livejournal.com/7717796.html?thread=90840228#t90840228

А как же! За мнения надо наказывать, иначе какие же это ИЗРАИЛЬСКИЕ сетевые воспитатели!

ПОПОЛНЕНИЕ КОЛЛЕКЦИИ 20.2.17

"Я вообще люблю наблюдать за страданиями быдла, лол".

http://rusisrael.livejournal.com/7717796.html?thread=90883236#t90883236

Это аргумент сетевого активиста в запоздалом обсуждении дела Задорова (если кто помнит). Так он отвечает на вопрос, что смешного он увидел в теме.
[Разумеется, сетевой воспитатель внушает, что Задоров виновен. Тот, кто не согласен, объявляется "страдающим быдлом" - это один из обычных приемов сетевых израильских воспитателей]

Можно подробнее рассмотреть эту формулу:
1) Множество эмигрантов в Израиле пострадали реально, тот кто в теме, знает
2) Поэтому издёвка над этим - обычный элемент сетевого воспитания наряду с вариантом "сами виноваты". Да, хотя уже 2017 год, но издёвки всё те же.
3) Дело Задорова было одним из двух показательных процессов, проходивших непосредственно после 2-й Ливанской войны - чтобы русскоязычные, чьи дети участвовали в ней как солдаты, не вздумали "поднять голову" и забыть, что они принадлежат к низшей касте. Роль русскоязычных сетевых воспитателей - израпатриотов - на израильских форумах того времени была заткнуть, унизить и придавить публику (впрочем, как и всегда).
4) Прошло больше 10 лет, с тех пор, как Задоров сел в тюрьму (он был арестован в конце 2016), но сетевой активист не забывает, как нужно нести службу.

ПОПОЛНЕНИЕ ОТ 03.03

Тут забавный случай. Написал человек честно, что боится арабов (а я думаю, что большинство израильтян их боится).

http://az-67.livejournal.com/553317.html

Я ему так и говорю: вот, признались честно. А он:

"пойдете на хуй".

Он бы вот тому арабу сказал "на хуй" - хоть было бы чем похвастаться израпатриоту. А он перед ним-то язык в попу засунул, а на хуй меня, естественно... Типичное поведение для русскоязычных хвастунишек.;)

Повторю это в отдельной записи.

ПОПОЛНЕНИЕ КОЛЛЕКЦИИ 14 ИЮЛЯ 1917

Известный сетевой активист steissd, перемежающий пропаганду с житейскими советами уровня отрывных календарей.
Залез в блог жительницы Германии blau kraehe повоспитывать народ и там.

Итак, слово активисту:
"Моим хозяевам потребно, чтобы ты сходил на хер, а вернувшись, отметился в комментариях. Передаю тебе их приказ. И ты его исполнишь, потому что ты холуй. Вперёд, исполнять, жду комментариев!"


ПОПОЛНЕНИЕ КОЛЛЕКЦИИ 03.11.17

Класс. Некий "оппонент", после того, как я несколько раз упомянула о себе в женском роде, пишет:

"Вы - тупой тормозной мудак, который не умеет понимать печатный текст"
Смешнее всего тут слово "тормозной" - сам-то оппонент каков?

Тётка-мудак... Попка-дурак...;)

Пополнения коллекции 09.12.17

https://rav-erev.livejournal.com/87542.html?thread=2554358#t2554358

"Угу, овердохуя вас, микроцефалов ЖЖ, которые все-все про все-все знают".

Ник изра-пропагандиста: marconi_due

НОВОЕ КЛАССНОЕ ПОПОЛНЕНИЕ КОЛЛЕКЦИИ - ИЗВЕСТНЫЙ СЕТЕВОЙ АКТИВИСТ, "ВОСПИТАТЕЛЬ" РУССКОЯЗЫЧНЫХ ИЗРАИЛЬСКИХ ИММИГРАНТОВ, ШАУЛЬ РЕЗНИК ДЕМОНСТРИРУЕТ ГРЯЗНЮЩИЙ РОТ!!! СПЕШИТЕ ВИДЕТЬ!!!

"Что, подстилка "Русского мира", очередной пукан лопается?"

https://nomen-nescio.livejournal.com/1799072.html?thread=12857760#t12857760

[Особо следует отметить безупречную логику: если пукан - это попа, то предполагается, что у воспитуемого собеседника их несколько]...
;)

ПОПОЛНЕНИЕ КОЛЛЕКЦИИ 29 ДЕКАБРЯ 2017:

"приезжай к нам и посмотри, а потом гавкай. каждая блядь тут ещше будет ебальник разевать. теоретик, блядь, эксперт. тебя раввин в детстве в жопу выебал, что ты так воскопиздишься, гнойный?"
Автор: https://gorlum-45.livejournal.com/
Комментарий здесь:
https://colonelcassad.livejournal.com/3901029.html?thread=873375077#t873375077

ПОПОЛНЕНИЕ КОЛЛЕКЦИИ
20 ЯНВАРЯ 2018

Ветеран израильского воспитания steissd удостаивается повторного включения в мою коллекцию!
Искренность должна быть вознаграждена, а тут он совершенно искренен. Цитата:

"Потроллю скрепунов, чтобы у них сосудик в голове от злости лопнул. И тогда если они и смогут ходить, то исключительно под себя".
https://steissd.livejournal.com/

Это не шутка. Это реальное отношение к вам тех, кто подобран заниматься израильской пропагандой на русском языке. Они НА САМОМ ДЕЛЕ такие и НА САМОМ деле вам, обычным людям, "воспитуемым", такого желают и пытаются добиться своей писаниной.

https://nornixi.livejournal.com/73817.html

Это ПОПОЛНЕНИЕ ОТ 10.02.17

НЕ является примером хамского языка, но это - типичный образец воспитания со стороны так называемых преуспевших в Израиле по отношению к остальным русскоязычным:

я считаю, что если человек физически здоров, то все его проблемы - в нем самом, он сам ответственен за свою жизнь и имеет ровно столько, насколько сам себя уважает и любит.

ПОПОЛНЕНИЕ КОЛЛЕКЦИИ ОТ 2 МАРТА 2018

"Ты мне, чмо ничтожное, будешь указывать куда мне идти?
Ты сюда прибежало потявкать?
Не путайся у нормальных людей под ногами, уёбище.
Пшла вон".


https://b-picture.livejournal.com/7795142.html?thread=27312582#t27312582

Это уже фигурировавшая тут в коллекции julinona, активистка с провокаторского сайта ЛЛИ, стиль "защиты Израиля" определяется как тупо-агрессивный с грязными, но неизобретательными оскорблениями, характер местечково-нордический.:)

ПОПОЛНЕНИЕ КОЛЛЕКЦИИ 19 МАРТА 2018

"Так нервничаете, что на клавиши не попадаете? Расслабьтесь. В вашем возрасте волноваться - еще сердечный приступ получите".

https://lorien22.livejournal.com/399780.html?thread=5547684#t5547684

ТИПИЧНЕЙШАЯ реплика ИЗРАИЛЬСКОГО сетевого воспитателя, они особенно любят поизмываться над пожилыми.Это наверно еще с Вайцмана пошло, который на сионистском конгрессе еще до 2-й мировой войны объявил старшее поколение европейских евреев человеческой пылью, которая должна погибнуть.

БАНАЛЬНЕЙШЕЕ ПОПОЛНЕНИЕ КОЛЛЕКЦИИ ОТ 21 МАРТА 2018:

Снова таблетки...

"Что такое? Опять забыли с утречка таблеточки принять?"

https://lorien22.livejournal.com/399780.html?thread=5605284#t5605284

Это господин-товарищ культуртрегер с репортажем о выставке карикатур художницы Зои Черкасской...
Такие у нас тут воспитатели, пасут нас...


Классное пополнение коллекции от 24 июля 2018!!!
Характерно, что этот сетевой автор вещает от имени ценностей иудаизма - ну видать таковы ценности...
В ответ на замечание, что автор унижает израильских выходцев из России антироссийской пропагандой, поступило следующее:

Ещё порция хуйни - и вылетите.

https://nomen-nescio.livejournal.com/1901076.html?thread=13301524#t13301524

Здесь адрес записи автора:
https://nomen-nescio.livejournal.com/1901076.html#t13303828
Это обычная антироссийская израильская пропаганда для внутреннего потребления - чтобы лишний раз пнуть, придавить и запугать обычных людей.

ПОПОЛНЕНИЕ КОЛЛЕКЦИИ ОТ 11.08.18

Окончание диалога:

"Что вам от меня надо, в конце концов?! Отъебитесь!"

https://varana.livejournal.com/1383797.html?thread=9035381#t9035381

Ветка комментариев, которую завершает сей крик души, начинается здесь:

https://varana.livejournal.com/1383797.html?thread=9028981#t9028981

Тут поступил новый смешной шедевр пропаганды от того же автора, проясняющий, так сказать, пропагандистскую линию.
Некого писателя авторша предлагает заклеймить:

"какое-то время в конце 30-х он жил в Хайфе, потом в Тель-Авиве, но... когда было провозглашено государство Израиль, Перуц, ненавидевший всякий национализм, стал выяснять возможность возвращения в Австрию.
Т.е. его следует заклеймить как антисиониста, а значит, антисемита, как говорится, self-hating Jew."

https://varana.livejournal.com/1385509.html

ПОПОЛНЕНИЕ КОЛЛЕКЦИИ ОТ 16.08.18

Тут один израильский активист похвастался было, что он вежлив и я не могу пополнить его опусами свою коллекцию. Но еще несколько взаимных комментариев и ... он прибег к их обычной методи(ч)ке:

"Деточка, не нужно ставить мне диагнозы - уровень вашего образования мне понятен... Жалуйтесь в СПОРТЛОТО, там поймут.
Если захотите отказаться от израильского гражданства обратитесь ко мне, я дам рекомендацию на выход в светлый мир духовности".


https://vladiv.livejournal.com/502709.html?thread=4649909#t4649909

Излишне пояснять, что никаких диагнозов я никому не ставила - я не израпитриот-активист и не пользуюсь методичками по унижаловке.

НОВОЕ ПОПОЛНЕНИЕ КОЛЛЕКЦИИ 03.09.18.
Товарищ одновременно из Польши, Франции и Израиля, френд Невзлина, изъяснился:

"Сначала дососи, сглотни - потом пизди. А то одно чвяканье от тебя"...

https://izyaweisneger.livejournal.com/1214453.html?thread=6889205#t6889205

ПОПОЛНЕНИЕ КОЛЛЕКЦИИ ОТ 29.09.18

Израильский сетевой активист ОТКРЫТО похвастался, что Израиль участвует в разрушении стран:

https://colonelcassad.livejournal.com/4487308.html?thread=1046030220#t1046030220

"Иранцы могут прыгать с коврами хоть до завтра. Скоро это единственное что у них останется. Индия уже отказалась от иранской нефти, крупные компании выходят из страны, Риал проваливается, уже 180к за доллар.
Еврейское лобби систематично разваливает иранскую экономику, и мы продолжим это делать до ухода исламистов".


Надо заметить, что ни Ирак, ни Ливан, ни Сирия не управлялись исламистами, а значит дело не в исламистах. Этот активист по сути открыто хвастается, что Израиль участует в разрушении стран. То есть участвует в массовых убийствах. Это не я сказала, это активист.

НОВОЕ ПОСТУПЛЕНИЕ, ПЕРВЫЙ ЭКСПОНАТ 2019

Провокаторский сайт ЛЛИ снова "порадовал" новым смачным выступлением ИЗРАИЛЬСКИХ ПАТРИОТОВ (ну, так для этого он и создавался, ясное дело). Итак, вот оно:

Муля! Ты чего? Сам с собой уже базаришь? Совсем плох стал старый придурок.

Автор - завсегдатай провокаторского сайта, г-н Герчиков.

https://left-liberal-il.livejournal.com/2641409.html?thread=39931649#t39931649

Поздравления администрации провокаторского сайта ЛЛИ! Поселенцы вам аплодируют за успехи в "раздавливании левой гадины" на русском языке.

НОВОЕ ПОСТУПЛЕНИЕ. ПРЕДВЫБОРНЫЕ АКТИВИСТЫ 2019.

17.03.19

https://nimmerklug.livejournal.com/2846654.html

"Слава Богу мы не у vladiv, а у меня, так что с полным правом и огромным удовольсивме посылаю тебя, левая гнида, на хуй".

СтОит также процитировать исходную запись сетевого агитатора:

"Россия: нехай Гитлер, лишь бы не Путин!

Израиль: нехай Освенцим, лишь бы не Биби!"

То есть автор недвусмысленно пугает публику: либо Нетаньягу, либо Освенцим. Я всего лишь поздравила его с новым достижением агитаторской мысли.;)))

Пополнение коллекции от 14 апреля 2019

Это от очень просвещенной дамы, френда известного автора, пищущего на темы истории, еврейской и не только, o.aronius

"Мозги надо иметь и тогда не будет проблем с пониманием. А у вас их печальное отсутствие.
В частности в наличии путаница между понятиями : правый, левый, религиозный, светский. Да и понятия крайне правого выдержаны в духе идиотов лефтлиберал-ру ".


https://o-aronius.livejournal.com/1128274.html?thread=24027730#t24027730


НАШИ ДИРИЖЕРЫ или ПОПОЛНЕНИЕ ОТ 15 АПРЕЛЯ

Один комментатор без всякого хамства высказал свое несогласие в комментарии к записи известного канадско-израильского активиста, (по совместительству приверженца лозунга "вата должна страдать!").

Тут явился известный дирижер-воспитатель, ветеран сетевого гнобления русскоязычных, с заявой:

"Грег, а нельзя орла куда-то убрать? Вместе с запахом?"

https://grihanm.livejournal.com/530585.html?thread=8202649#t8202649

Автор записи взял под козырек:

Леат леат :) ["Постепенно, постепенно" - itrech]

Так что, No fear, товарищи! Нас блюдут неусыпно! До 120...

ПОПОЛНЕНИЕ КОЛЛЕКЦИИ ОТ 19 АПРЕЛЯ

Это пополнение пикантно тем, что автор цитаты - г-жа ЭКСКУРСОВОД, которая водит ЭКСКУРСИИ ПО ИЕРУСАЛИМУ.
Антирекламой это считаться не может, так как наверняка найдутся люди, которым нравится подобный базарный уровень общения, который демонстрирует человек, берущийся рассказывать об истории и культуре.

Реплика ЭКСКУРСОВОДА:

"воспитывать вас никто не будет, эту возможность упустили ваши родители полвека назад, теперь уже бесполезно"

https://tozhe-kot.livejournal.com/694768.html?thread=13049584#t13049584

Реплика последовала после того, как сама г-жа экскурсовод, обсуждая юзера itrech со своими друзьями, назвала этого юзера "оно". Про базарное хамство друзей и говорить нечего.;)

Это и есть цвет израильских русскоязычных "интеллектуалов".Какая страна, такой и цвет.;)

ПОПОЛНЕНИЕ ОТ 28 АПРЕЛЯ

Комментарий и ответ на него. Первый комментатор пишет оппоненту "Вы". Второй комментатор - сетевой русскоязычный израильский патриот, и этим все сказано.

1 - То есть, то, что я написал, Вам не понравилось, но аргументов у Вас не нашлось?
Так и запишем ...


2 Можешь не только записать, но и донести. Слава Богу не у Сукинберга пишем.

https://vladiv.livejournal.com/533144.html#comments

НОВОЕ ПОПОЛНЕНИЕ ОТ 28 АПРЕЛЯ

Что-то стало много новых поступлений. Наверно, победа на выборах возбудила сторонников гнобления всего, что движется...;)

Итак, новые поступления грязноротых обитателей местечка, снабженных однако методичками:

"Какое трогательное единодушие (единомыслие) леволиберального интеллектуала и злобной идиотки!"

https://vladiv.livejournal.com/533144.html?thread=4988312#t4988312

27.05.19

МЕГАФОРУМЦЫ ОЖИЛИ

"всех русских евреев необходимо массово депортировать обратно в Россию. Русские представляют для Израиля смертельную опасность. А русский язык необходимо законадательно запретить в Израиле".

"старые совки и вата, путиноиды и сталинисты, все поголовно голосуют за эту гебешную мразь и мафиози".

Это вчера Нетаньягу велел травить Либермана, так сохнутовские активисты бросились в интернет травить "русских"...;)))

https://o-aronius.livejournal.com/1139898.html?thread=24182202#t24182202</ <span style="font-size: 1.8em">СКРОМНЫЙ ЭКЗЕМПЛЯР ОТ 04.07.19</span>

Тут ничего особенного, банальный мат:

Ты видимо совсем дебил и что то доказывать тебе бесполезно, по сему иди нахуй и наслаждайся этим

https://colonelcassad.livejournal.com/5102772.html?thread=1224242612#t1224242612

Но израпатриотизм налицо.;)))

НОВЕНЬКОЕ ОТ 17.10.19

Израпатриот-ветеран, который регулярно "пасет" мой журнал, наконец отличился, отдав мне НЛП-приказ "НЕ ЖИВИТЕ".
Интересно, в какой конторе их обучали дешевенькому НЛП?;) Судя по тому, что некоторые из них уже общеизвестны, как бывшие стукачи времен СССР, любого из них можно заподозрить, что он подвизается на ниве профессиональнгого садизма еще с тех времен, и опыт таких деятелей сочли полезным в Израиле, приставив их "воспитывать" русскоязычных эмигрантов.

https://itrech.livejournal.com/136080.html?thread=193168#t193168

Кстати, ветеран ИЗРАИЛЬСКОЙ ПРОПАГАНДЫ наверняка хотел спровоцировать меня на то, чтобы и я пожелала ему смерти. Садисты всегда считают своих клиентов слишком уж глупыми, на этом и прокалываются.
ковры

Ослиное погребение, гл. 11-я, пересказ с иврита, начало

ЮНОША БУДЕТ ПРЕВОЗНОСИТЬСЯ НАД СТАРЦЕМ63

[Spoiler (click to open)]Трое есть в городе Кшула, кто не сможет найти себе пропитание, если не станет ходить на поклон к еврейским заправилам: синагогальный служка, кантор и городской голова. И жители Кшулы очень этим гордятся.
Однако, хотя я не склонен все отрицать, как Хашавья-многодумец, я все же полагаю, что они слегка преувеличивают. Действительно, если служка не явится разбудить какого-нибудь общинного туза к покаянной молитве, хоть они и не все удостаивают ее своим присутствием, или не поспешит подать ему талес 64 и молитвенник при входе в синагогу в субботу, или опоздает доставить лулав65 его жене, то его накажут и прогонят с должности, не посмотрев на то, что дома у него жена и дети, в назидание всем остальным служкам. И если кантор забудет польстить жене богача и похвалить ее сыновей за познания в Торе, а дочерей – за красоту и скромность, и всех их вместе – за набожность, или не возвысит голос, благословляя богача, когда того вызывают к чтению Торы, или совершит еще какой-либо из грехов, из-за которых восплачет земля66 и потемнеют лица, то недолго он задержится в городе. Что же касается городского головы, заправилы города не спешат обрушить на него свою ярость и милостиво прощают ему не только то, что он не будит их к покаянной молитве, не приносит им лулава и не возвышает голос, благословляя их, но и то, что он не торопится нанести им визит. Они наверняка желают показать гойскому начальнику, сколь милосердны сыны Израиля, и сами являются к нему в дом, да еще и не с пустыми руками. Но в одном правы жители Кшулы: евреи всегда в ладу с городским головой, и он хорошо знает, что если ему вздумается объявить им войну, то он лишится своей должности безвозвратно. Однако начальство, по большей части, – люди разумные и прозорливые, и твердо уяснили, что враждующие против сынов Израиля будут истреблены, потому что их Бог всегда придет им на помощь. Если же Бог вдруг от них отвернется, то у них есть еще и золотой телец, который всегда с ними, - божество, которое было ненавистно их наставникам в пустыне, но не в земле обитаемой. И, видя, что сыны Израиля поклоняются этому божеству, они не медлят заключить с ними мир, провозгласив от всего сердца: "Ваш Бог – это наш Бог, зачем же нам враждовать?" И, думая так, начальство в городе Кшула ведет себя миролюбиво и само пребывает в мире и спокойствии, сидя у себя дома и не утруждаясь расследованием преступлений. Провинившиеся сами приходят к нему со словами: "Мы согрешили, и вот наша искупительная жертва" – и оно милостиво прощает грех, охотно принимая подношение.
Жители Кшулы частенько приносили жертву как в искупление прошлых грехов, так и в залог будущих, зная, что делают это не зря. В городе насчитывалось десять тысяч душ, записанных в метрические книги, и еще столько же "утаенных", тех, кто родился и жил, не числясь в живых67. И те, и другие нуждались в пропитании, и у них рождались дети, которые тоже хотели есть, но какое занятие все они могли найти в этом городе? Как им было добыть кусок хлеба? Если бы им разрешали селиться, где угодно и торговать без ограничений, может быть, они кормились бы честным трудом, но честный путь был перед ними закрыт, а подати на них налагались тяжелые. Власти обходились с ними сурово за то, что они живут обманом, а этот народ хоть и жестоковыйный, но только по отношению к своим наставникам и учителям закона, а угнетателям своим они не прекословят. И в этом случае они подчинились и выполняли то, что от них требовали, делясь с начальством, чтобы избежать его придирок. Таким образом одни зарабатывали, покупая за границей товары в кредит, другие же ввозили их тайно, без уплаты пошлины. Если не уплачено за сам товар, то ради чего платить за него пошлину? И в городе не было дома, в котором не нашлось бы "тушки" (так назывался незаконный товар), о чем хорошо знал чиновник, назначенный следить за соблюдением закона. И когда в результате чьего-нибудь доноса в город присылали следователя, все спешили захоронить "тушки", очистив от них свой дом. Осведомители оставались в дураках, а горожане выходили сухими из воды и каждый день просили в молитве, чтобы у доносчиков не было надежды68, так как они сами навлекают на себя погибель. Поэтому сердце их было спокойно, и они не боялись тех, кто грозился открыть властям их прегрешения. Но на этот раз в город нагрянула беда: приехал сановник со следователями, не оповестив городское начальство, и последовал обыск в домах горожан. И у многих нашли незахороненные "тушки", количество которых превзошло ожидания. Двадцать пять человек заковали в кандалы и отправили в губернский город. Городской голова перепугался за себя, а главы общины не знали, как им быть. И золотой телец не помог в день бедствия, так как сановник не желал ему поклоняться. Где было искать спасения? И тогда богачи и заправилы города созвали собрание, чтобы посоветоваться и решить, что им предпринять.
Собрание в городе Кшула были делом обычным. Главы кагала собирались чуть ли не каждую неделю, и, поговорив, приходили к решению, что нужно снова созвать собрание на следующей неделе. То же самое повторялось и через неделю. Не для того же они получали плату от общины, чтобы сидеть без дела. Чем они могли проявить заботу о нуждах горожан? Поймать с поличным какого-нибудь грешника удавалось не всегда, а жертвы для армии требовались только один раз в год. Поэтому они занимались тем, что созывали собрания. Но на этот раз они собрались не для того, чтобы назначить день следующего собрания, а, чтобы подумать, как выпутаться из беды. Двадцать пять уважаемых жителей города сидели в тюрьме, и угроза нависла над всеми. Поэтому на собрание явились не только заправилы, а все богачи и домовладельцы, как хасиды, так и их противники, которые в этот день позабыли свои жестокие распри о порядке слов в утренней молитве и, как верные друзья, явились на помощь друг другу. Глава кагала, раби Эльяким, сидел во главе собрания, справа и слева от него помещались старшины и заправилы, а остальной народ стоял, заполняя собой все помещение. Глава собрания произнес:
- Господа, все вы знаете о постигшем нас несчастье, пусть, кто может, подаст свой совет.
- У меня есть верный совет, - откликнулся богач Элиягу, - отправим ходатаев к губернатору в Мафлию и подкупим его дорогим подарком. Я дам пять тысяч рублей, а остальные пускай дадут, кто сколько может.
- Совет хорош, - сказал Шломо-купец, - И я тоже дам три тысячи. Но все мы слыхали, что он не принимает подношений, так как ненавидит корыстолюбие и чтит закон. Как ходатаи осмелятся предложить ему подарок? И, кто знает, не закуют ли их сразу в кандалы за попытку подкупа?
- На этот счет вам нечего бояться,- вмешался Якутиэль-ходатай, - много я повидал таких важных птиц, которые поначалу наводят на всех ужас и кричат во весь голос о своей неподкупности - только ради того, чтобы набить себе цену. И я говорю вам, что, если он побрезгует взять десять тысяч, то не откажется от пятидесяти.
- А что, если он не примет и пятьдесят тысяч и предаст тебя суду за взятку? – спросил Шломо.
- Я не вчера родился и умею обойтись с начальством. Тот, который был перед ним и мог отмыть черное добела, и за мзду даже отпускал убийц средь бела дня, тоже выставил бы меня за дверь, если бы я открыто предложил ему взятку. Такой важный сановник не берет взяток. Но, когда я случайно забывал у него на столе перстень с дорогими камнями, за который я заплатил десять тысяч, или ненароком оставлял у него во дворе экипаж, запряженный двумя лошадьми, он не посылал за мной, чтобы вернуть мне находку. Он тоже становился забывчивым и, не поминая старое, выпускал на свободу арестантов, которых я выдавал за своих родственников и брал на поруки. Так я сделаю и на этот раз: я забуду у него пачку денег, и он быстро обо всем позабудет, обнаружив на столе пятьдесят тысяч рублей.
- А что, если не позабудет?
- Тогда придумаем что-нибудь еще. Нам не впервой, и Бог всегда выручает нас из беды, выручит и теперь.
- Но, братья мои, не надо испытывать Бога, - воскликнул, поднявшись с места, один из сидевших около главы собрания. Это был человек лет шестидесяти пяти, с благообразной внешностью и длинной бедой бородой, спускавшейся на грудь. Лицо его было исполнено спокойствия, а взгляд выражал честность и милосердие, - Не испытывайте Бога, помните, что вы сами виноваты в своей беде. Как же вы рассчитываете на Божью помощь? Разве Бог станет слушать безумца, который бросается в пучину моря со словами: " Я надеюсь на Бога и ничего не боюсь"? Поступайте праведно, и будете жить в мире.
- Сейчас не время для того, чтобы слушать поучения, нам надо решить, что делать, - отозвался ходатай.
- Сейчас вам не до поучений, а когда же вы будете им внимать? Вы и прежде не хотели меня слушать. Разве я не предупреждал, что вас ждет беда, если вы будете упорствовать и поступать по-прежнему? И сейчас вы не станете ничего слушать, пока не запутаетесь в собственных сетях. Разве я не говорил вам, что не надо ссориться с Яковом-Хаимом? Почему вы прогнали его с должности безо всякого разбирательства и выставили его на позор перед всеми? Он ничего плохого вам не сделал и был полезен для общины, а вы, по своему неразумию, припомнили ему грехи юности и выгнали его. Он и после этого не хотел причинять вам зла, он хотел только, чтобы его вернули на его место, но вы не стали слушать, а теперь пожинаете плоды. Он человек смелый и владеет языком, и ничего не побоится. Даже если вам удастся подкупить губернатора, кто поручится, что Яков-Хаим оставит вас в покое и не дойдет до самой столицы, чтобы вам насолить? Он не сочтет это грехом после того, как вы на него ополчились и навсегда его осрамили, и тоже вас не пощадит. Послушайте, братья, моего совета. Верните его на его место и остерегайтесь преследовать своих братьев, даже если вам кажется, что они поступают неправильно, и тогда у вас будет мир. Кто вы такие, чтобы судить тех, кто согрешил перед Богом? Бог сам рассудит, а вы ищите мира, если хотите жить спокойно.
Когда он окончил свою речь, в толпе зашумели. Одни соглашались, что сказанное им справедливо, другие кричали, что он потакает преступникам. И, не будь он человеком богатым, уважаемым и умудренным в Торе, то, может быть, его побили бы камнями.
- Тихо! – крикнул глава собрания, поднимаясь с места, - Тихо! – крикнул он во второй раз, так как толпа продолжала гудеть, - мы собрались, чтобы держать совет, а не ссориться. Я хочу обратиться к тебе, раби Аарон. Твоя честность и великодушие всем известны, но знай, что и я человек не жестокий. Однако я забочусь о благополучии общины. И, если мы будем потворствовать доносчикам, то они поднимут голову, и тогда мы пропали. Пусть лучше община потеряет одного ради блага всех остальных. Мы дадим начальству пятьдесят тысяч, а доносчики не получат ни гроша, они должны знать, что против нас они бессильны. Этот осведомитель, Яков-Хаим, восстал против Бога и насмехался над всей общиной, а наших сыновей намеревался отвратить от веры. Разве кагал может доверять такому человеку? Мы правильно сделали, что прогнали его с должности. Если он нам угрожает и предает нас, значит он – доносчик и человек негодный, и община обязана истребить зло из своей среды.
- Но кто был свидетелем его ужасных поступков? Может быть, это ложь, и он не делал того, что ему приписывают?
- Завадья, встань и расскажи нам то, что ты слышал, - велел глава кагала.
Завадья поднялся с места, глаза его сверкали и уста извергали пламя. Он сказал:
- Господа и наставники! Разве вы не знаете, что я был верным другом Якову-Хаиму? Только узнав о его преступлениях и предательстве, я с болью в сердце разорвал эту дружбу. Я сделал это во имя веры, и во имя веры я сейчас говорю с вами. Он сам рассказал мне, что, путешествуя вместе с сановником, ел и пил все подряд, не брезгуя трефным и свининой. Слыхано ли это в Израиле? Он поведал мне, как переоделся в мертвеца и устроил в городе скандал. Я собственными ушами слышал, как он называл горожан глупцами и хвастался, что приберет город к рукам и заставит всех отроков учить языки вместо того, чтобы они, как это было до сих пор, учили только Тору. Многое из того, что он говорил, я постыжусь здесь пересказать. Вы пришли бы в негодование от того, чем он бахвалится. Разве такой человек может принадлежать к сынам Израиля? Он выкрест, и ему среди них не место.
- Ты слышал? – воскликнул глава собрания с видом победителя, - это свидетельство его верного друга.
- Слышал, слышал, - ответил раби Аарон, качая головой, - Но не верю своим ушам. Мудрый царь сказал: "Любовь покрывает все грехи" 69. Если бы Завадья был ему другом, он не открыл бы перед нами его вину. Значит, он только притворялся ему другом, а сам рыл ему яму. И еще одно: наши мудрецы, благословенна их память, сказали: "Человек да не свидетельствует против себя"70. И я не верю, что Яков-Хаим настолько глуп и невежественен, чтобы обвинять самого себя в страшных грехах. А в-третьих, мы не можем выносить приговор со слов единственного свидетеля71, тем более, что этот свидетель кажется мне подозрительным, так как должность Якова-Хаима досталась ему.
Как конь, подстегнутый ударом, взвился Завадья, услышав эту речь. Но он тут же овладел собой, прикусил губу и, некоторое время помолчав, невозмутимо произнес:
- Сегодня я выслушал поношение от человека, от которого этого не ожидал. И, хотя мне горько слышать подобные слова, я не забываю, что сказаны они человеком уважаемым. Поэтому я буду осторожен и выскажусь только в свое оправдание. Я отвечу своему порицателю: я действительно был привязан к моему другу всей душой, но опасался согрешить против веры. И главы общины могут подтвердить, что я пересказал им его слова с разбитым сердцем и умолял их не гневаться и не спешить прогонять его с должности. И слова наших мудрецов "Человек да не свидетельствует против себя" вовеки пребудут в силе, но они не доказывают мою неправоту. Он себя не обвинял, напротив, он хвастался передо мной своим умом и ловкими проделками. Что касается приговора, вынесенного со слов единственного свидетеля, то ведь я был только свидетелем, а не судьей. И, как свидетель, я готов поклясться в правдивости моих слов. Найдешь ли ты еще, в чем меня упрекнуть?
- Я найду, порочный ты плут! – раздался вдруг отчаянный крик. Все изумились, услышав в собрании женский голос, и, подняв глаза, изумились еще больше при виде Эстер, жены Якова-Хаима, которая прокладывала себе дорогу, раздвигая толпу руками, и походила на львицу, бросившуюся защищать своих детенышей, - Я найду, негодяй, и пускай все услышат о твоих мерзостях. Послушайте, господа, этот негодяй пытался меня соблазнить, когда я была разлучена со своим мужем. Он предлагал моему деду, раби Гацилю, да будет благословенна его память, выкуп, чтобы он отдал меня ему в жены. Он поехал разыскивать моего мужа, чтобы купить меня у него за деньги, и, как пес возвращается на свою блевотину, снова явился к нам в дом и продолжал заводить со мной непристойные разговоры, пока я не подняла крик и не пригрозила рассказать всем о его домогательствах. Тогда он заплакал и стал умолять, чтобы я простила его и не предавала позору. Но в сердце он затаил злобу, я видела, как сверкали глаза этого негодяя, когда он смотрел на меня. И, когда произошел тот случай с мертвецом, он первый заявил, что это дело рук человека. Вы помните, господа, как все тогда возмутились и набросились на него? И он подружился с моим мужем, чтобы заманить его в ловушку. Господа, если вы не осудите этого негодяя, значит тут никто не боится Бога, и вы сами такие же злодеи, как и он!
Выкрикнув свои слова изо всех сил, она упала в обморок и служки поспешно вынесли ее наружу, чтобы привести в чувство.
На лицах присутствующих виднелись изумление, страх и гнев. И то, что было не под силу ни главам общины, ни чиновникам, облеченным властью, сумели достичь слова одной-единственной женщины: в собрании воцарилась мертвая тишина! Тишина в собрании евреев! Такого не случалось испокон веков.
- Что вы скажете теперь? – спросил раби Аарон, покачав головой. Все молча посмотрели на Завадью, ожидая услышать, что он скажет в свое оправдание.
- Что я скажу? – вскричал Завадья, поднимаясь с места. Он был бледен, как мертвец, и губы его дрожали, - Богом клянусь, что все ее слова – ложь. Она только хочет опорочить меня в отместку за то, что я свидетельствовал против ее мужа. Я уповаю на Бога, с помощью которого буду оправдан.
- Все грешники клянутся Богом и говорят, что он на их стороне, но кто им поверит? – воскликнул раби Аарон.
- Но ведь ясно, что она оговорила его со зла, - возразил глава кагала.
- Свидетельство женщины недействительно72, - сказал Габриэль-поверенный.
- Давайте спросим у городского рава, - предложили некоторые, - Он скажет нам, как поступить с Яковом-Хаимом и с Завадьей. Он рассудит без предвзятости.
- Спросить у городского рава? – возразил глава кагала, - Как будто вы не знаете, что он ответит. Он всегда говорит одно и то же, когда приходит беда: "Не преступайте законов страны, и вам нечего будет бояться властей".
- Так скажет любой честный человек, - вскричал раби Аарон, - не грешите, и никого не будете бояться. Вы уже не раз искушали Бога, но неужели вы не видите, что все, что вы делаете, идет на пользу чужим? Вы трудитесь в поте лица и подвергаете свою жизнь опасности, а плоды ваших трудов достаются судьям. И чем все это кончится? Зарабатывайте на хлеб честно, и будете жить спокойно. И имя Израиля не станут срамить перед царем и его советниками. Кто знает, может быть, нас уже допустили бы в те города, которые перед нами закрыты, если бы царю не поступали жалобы, что мы обманщики и предатели. Так делают всегда: принимают от нас деньги, а сами ябедничают на нас царю, чтобы восстановить его против нас и держать нас в нужде и стеснениях, там, где нам нечем прокормиться, и, вынудив нас жить обманом, извлекают из этого выгоду. Возьмите это в толк, пока не поздно.
- Ты всегда упрекаешь и поучаешь, но никогда не посоветуешь, что предпринять, - запальчиво возразил глава общины, - Ты знаешь не хуже меня, что, если мы даже превратимся в ангелов Божьих, то и тогда чиновники будут к нам придираться и негодовать, что мы не платим им выкупа. Тебе хорошо известно, что они презирают закон, и, если они увидят, что мы поступаем честно, они возведут на нас всяческие наветы, чтобы драть с нас три шкуры. И что нам тогда делать? Жаловаться царю? Но нас к нему не пустят. Если бы он знал, как с нами обходятся, он смилостивился бы над нами, но наши мольбы к нему не дойдут. Как нам быть? Налоги растут день ото дня, и с нас требуют в десять раз больше, чем с других подданных, а прав нам не дано. Нам остается или умереть с голоду вместе с женами и детьми, или держаться нашего нынешнего пути. Но разве можно просто так взять и умереть? Легко тебе укорять других. Ты унаследовал от своего отца дом и богатство, и спокойно сидишь себе дома над Торой. В том же духе рассуждают все, кто сидит в четырех стенах, не отрываясь от книги, но те, кто повидал жизнь, думают по-другому. Они знают, что все люди одинаковы. Мы не одни торгуем запрещенными товарами, коренные жители далеко нас опередили и приобретают этим богатство. Но им дозволяется жить, как они хотят, и делать то, что им вздумается, и даже если они все пойдут против закона, никто не станет их укорять и притеснять. Нас же попирают, как прах и, вынуждают прибегать к обману, пользуясь этим, чтобы получить возможность строить дворцы, покупать кареты и купаться в роскоши. Нам же после всех трудов остаются обглоданные кости - черствый хлеб, который мы добываем с риском для себя. Вы все знаете, что сам я никогда не вел запрещенной торговли, и не пошел бы на это, даже если бы знал, что могу разбогатеть за одну ночь. Я и так не бедствую, но как быть беднякам? Пятнадцать тысяч человек в этом городе зарабатывают только таким путем, и как же мы скажем им: "Выньте кусок изо рта и сидите дома, пока не умрете от голода вместе со своим семейством". Я знаю, ты ответишь, что богатые должны помогать бедным. Это правда, и мы это делаем. Никакой город не может тягаться с нашим в благотворительности. Об этом свидетельствуют ешивы и талмуд-торы73, общества призрения сирот, помощи бедным, заботы о больных, вспомоществования невестам и прочие благотворительные братства. Но они не могут быть спасением для такого множества народа. Даже если мы раздадим беднякам все наши деньги, мы останемся ни с чем, а им не поможем. Чем им прокормиться, если не торговлей запрещенным товаром? Обучить их ремеслу? Но для кого они станут трудиться, если и так все здешние портные, сапожники, столяры и кузнецы происходят из сынов Израиля. И посмотри на них, - они рады, если, работая с утра до ночи, могут добыть хотя бы кусок хлеба для себя и своих детей. Если же ремесленников станет еще больше, то им не видать и куска хлеба. И я снова тебя спрашиваю: как прожить им и их семьям? И даже, если бы ради заработка они совершали самые тяжкие грехи, мы не могли бы строго судить этих голодных и нищих, тем более, что по нашему закону они не грешники. Если суд и полиция, которые поставлены блюсти закон, получая за это жалованье, не только не чтут его, но из корысти толкают на преступления тех, кто послушен, и требуют взяток, то как можно винить несчастных, которые ценой этих взяток покупают жизнь себе и своим близким? Первый и самый святой закон – забота о себе и своей семье, и, если честный путь для нас закрыт, мы должны действовать подкупом. Кто посмеет упрекать тонущих в пучине бедствий? Пусть кто-нибудь из тех, кто ведет торговлю в этой стране, попробовал бы поскупиться на взятки – будь он даже чист, как ангел Божий, ему не устоять перед судом! И к тому же, кто это решил, что товар наш – незаконный? Почему нам запрещают им торговать? Разве нас следует считать врагами и изменниками за наши искусные руки? Мы отыскали травку, из которой делаем чай, не уступающий самым дорогим сортам. Какое зло усмотрели в этом власти? Им следовало бы принять закон, который не позволяет обманывать покупателей и вменяет в обязанность торговцу указывать, что чай получен из местного растения. Вместо этого, нам запретили его изготовлять, вероятно, из опасения, чтобы настоящий чай не упал в цене. Таким образом нас толкают на двойное преступление: торговцы ставят на этикетки фальшивую царскую печать. Есть у нас также много искусных мастеров, которые вставляют седые волоски в бобровый мех, так, что он выглядит точь-в-точь как камчатский бобр74. Это тоже запрещается, так как торговлей камчатским бобром распоряжается царская казна и власти боятся, что из-за распространения подделки подешевеет настоящий мех. И поэтому тому, кто торгует поддельным мехом, приходится ставить и поддельную печать. И таковы все преступления, в которых нас обвиняют. Если бы это делали коренные жители, они удостоились бы похвал за свои таланты и им позволили бы расширить торговлю, и только на нас обрушивается гнев властей. Мы трудимся не покладая рук, а начальство, которое пальцем о палец не ударит, прозвало нас бездельниками. Мы добываем хлеб своим трудом, который объявляют преступлением. Стань мы хоть серафимами, и тогда нас обвинят в грехах и будут чернить наше имя. Как же нам прокормить множество голодных ртов? Укажи нам выход, и, если это будет в наших силах, мы последуем твоему совету и благословим тебя, как нашего спасителя. А, если ты не можешь нам помочь, зачем ты растравляешь наши раны? – голос его прервался, и, умолкнув, он залился слезами, которые с лица потекли по его длинной бороде. Собрание горько заплакало в ответ, и достигни их плач высочайшего слуха, он наверняка склонил бы сердце властителя к милосердию. Но плач их не проник за пределы стен собрания, а недруги их прожужжали царю все уши, и потому они и дальше продолжали плакать, никем не услышанные и лишенные помощи.


63 - Исайя, 3,5

64 - Молитвенное покрывало

65 - Лулав – молодая пальмовая ветвь, используемая при обязательном обряде в праздник Суккот ("праздник кущей")

66 - Иеремия, 4,28: "Восплачет о сем земля"…

67 - Главы общины были в этом заинтересованы, так как отвечали за уплату податей всей общиной

68 - В главнейшей молитве, произносимой по будням утром, днем и вечером, содержится просьба о поражении врагов и, в частности, доносчиков

69 - Притчи, 10,12

70 - Талмуд, трактат Ктубот. Еврейский суд не мог вынести приговора преступнику на основании его признания

71 - Для этого требовались два свидетеля

72 - В еврейском суде свидетельство женщины не принимается в тех случаях, которые требуют показаний двух свидетелей

73 - Талмуд-тора – религиозная школа, содержавшаяся на деньги общины, для детей, чьи родители не могли платить за обучение

74 - Так называли калана
ковры

"Ослиное погребение", гл. 9-я, пересказ с иврита

ПЕРСТ БОЖИЙ

[Spoiler (click to open)]В первый день покаянных молитв56 в городе Кшула был большой переполох. Все, кто встал для молитвы пораньше, чтобы в преддверии Судного дня вымолить у грозного Бога прощение и снисхождение к своим грехам, уже успели излить свою душу и пролить потоки слез, и теперь столпились на улице напротив дома раби Гациль-Шамарьи и толковали об ужасном происшествии. Шум и суматоха стояли необыкновенные, все галдели и дивились. Эти люди, мучимые жаждой новостей, которую нечем было утолить, с радостью хватались за любое происшествие, наслаждаясь подробностями и забывая даже о еде. Тем более, что в этот день все, кто боялся Бога, соблюдали пост. Поэтому они не спешили расходиться с места события, поразившего набожный город Кшула.
- Мертвец задушил его почти до смерти.
- Ничего подобного, он только нанес ему царапины на память, чтобы тот не забыл его слов.
- Там был не один мертвец, а много. Они окружили его и повалили наземь.
- В городе завелись грешники!
- Нет, это он сам согрешил, когда разлучил мужа и жену.
- Он драл с нас по семь шкур за похороны, вот с ним и случилась беда.
- Хорошо бы так было со всеми, кто дерет с нас шкуру – со сборщиками налогов на мясо и свечи, и с главами кагала.
- А я говорю, что Бог наказал его только за то, что он разлучил мужа и жену. Язык у него свисает до колен, и он не может убрать его обратно в рот, потому что он согрешил устами. Если бы он был наказан за жадность, то у него были бы переломаны руки, потому что Бог воздает грешникам мерой за меру.
- Но у него переломаны и руки, и ноги, и глаза высохли в глазницах. На нем живого места нет.
- Неправда, мертвец вытащил язык у него изо рта, и только.
Каждый спешил высказать свое мнение, когда внезапно из дома раби Гациля появился Хашавья-многодумец. Его окружили и засыпали вопросами.
- Его язык влез обратно в рот?
- Он уже умер?
- Сегодня будут похороны?
- Не было этого и быть не могло! Он не умер, и сегодня не будет похорон, и язык у него во рту. Но он болен, и потому перестаньте здесь шуметь, - ответил раби Хашавья и пошел своей дорогой.
- Он всегда все отрицает, - негодующе говорили ему вслед, качая головой.
Однако нам не узнать правды из уст толпы, поэтому давайте войдем в дом раби Гациля и посмотрим сами. Перед нами откроются двери, закрытые для остальных.
Раби Гациль лежал в постели с закрытыми глазами. Голова его была обвязана платком и лицо было мертвенно-бледным, но язык не свисал до колен и рот его был сомкнут. Вокруг его постели сидели главы погребального братства, а за столом – писец, который держал наготове перо и бумагу, но ничего не писал, ожидая распоряжения. Вдруг больной открыл глаза и с недоумением посмотрев вокруг, произнес:
- Я еще жив! Да, я еще жив и сделаю то, что приказал мне Бог, когда послал своего ангела предостеречь меня.
- Ты в силах сейчас рассказать нам, что с тобой случилось? – спросил Габриэль-поверенный.
- Бог оставил мне достаточно сил, чтобы я мог свидетельствовать о его чудесах и его справедливости.
- Тогда расскажи нам.
- Слушайте, господа, сегодня я признаюсь вам в своем тяжком грехе: я разлучил мужа и жену – Эстер, мою внучку, круглую сироту, и ее мужа, который тоже сирота, - произнес он в слезах, - Я припомнил ему грех его отрочества и не проявил снисхождения к тому, что он был еще мал годами и не знал разницы между добром и злом. Я уже пожалел о своем поступке и, если бы знал, где он, то уже вернул бы его. Но, клянусь Богом, я не знал. И прошлой ночью, когда я пошел в молельный дом, взяв с собой восковую свечу, чтобы освещать дорогу, мне явилось вдруг ужасное видение. Я весь задрожал и от страха не мог сделать ни шага. Передо мной предстал обернутый в саван покойник с длинной белой бородой. Он протянул ко мне руку и жутким голосом, как из глубин преисподней, промолвил: "Раби Гациль, в этом году ты умрешь!" В глазах у меня потемнело и ноги подогнулись, я упал, свеча выпала у меня из рук и погасла. Но я еще был в памяти, и снова услышал голос покойника. Он сказал: "Ты совершил великий грех, разлучив мужа и жену. Оба они сироты, а я – отец Якова-Хаима, и я пришел предупредить тебя, что ты должен поскорее вернуть ему жену. Ты найдешь его в городе Гмула. Если ты это сделаешь, я помолюсь за тебя Богу, чтобы он продлил твои дни". Больше я ничего не слышал, потому что лишился чувств. И недавно мне также привиделась моя дочь, мать Эстер. Она горько плакала и умоляла, чтобы я вернул мужа ее дочери. Поэтому, господа, следует выполнить заповедь и записать все это в книге кагала для будущих поколений, чтобы они знали, что такое перст Божий. А также надо вычеркнуть то, что было записано пять лет назад, потому что Бог не счел поступок отрока за грех. Раз он сам послал ему ангела-заступника, то как мы можем судить его? И я даю клятву, господа, что в тот день, когда я встану с постели, я отправлюсь в город Гмула, чтобы вернуть изгнанника в мой дом, и сделаю его своим наследником.
Рассказ этот привел в страх всех присутствующих, поверивших в него, как в слова пророка Божьего. И даже Хашавья-многодумец забыл произнести по своему обыкновению: "Не было этого и быть не могло". Только один из собравшихся покачал головой, как будто бы не поверил в это чудо. Это был Завадья-вдовец, который месяц назад овдовел второй раз. Раби Хашавья заметил движение Завадьи и, видимо, испугавшись, что Завадья вторгнется в его владения, поскорее сказал:
- Не было этого и быть не могло, - а потом спросил у него:
- Почему ты покачал головой?
- Потому что я не верю в эти чудеса.
- Как? Что? Как это может быть? – раздались голоса, - Кто бы мог подумать, что и Завадья стал еретиком?
- Я не еретик, я просто сужу здраво, - отвечал Завадья, - К этому приложил руку тот, кто пять лет назад украл пышки и напустил на вас бесов и демонов. Я знаю наверняка, что он не погнушается ничем.
Все оторопело поглядели друг на друга, но на этот раз раби Хашавья, обычно все отрицавший, исполнился благочестия и воскликнул:
- Не было этого и быть не могло! Ведь раби Гациль своими глазами видел покойника, и Якова-Хаима в нашем городе нет. Значит, мертвец был настоящий. И, кто знает, может быть, и в тот раз на нас напали настоящие бесы, а Яков-Хаим только похвалялся, что это его рук дело. Я до сих пор не могу поверить, что все это смог учинить отрок.
Глаза раби Гациля засияли от радости при этих словах Хашавьи, и остальные тоже похвалили его мудрость. Они постановили занести эту историю в книгу кагала, и все с нетерпением стали ждать возвращения Якова-Хаима. Завадья тоже ожидал этого дня, рассчитывая подтвердить свою правоту и выставить своего недруга на позор. Но болезнь раби Гациля не торопилась его покидать, и он целых два месяца охал и ворочался в постели. И, если бы не Эстер, не дававшая себе отдыха ни днем, ни ночью, кто знает, может быть, предсказание мертвеца сбылось бы, и раби Гациль уже тогда предстал бы пред Высшим судьей. Она заботилась о больном, чтобы тот, вернувшись к жизни, вернул ей ее мужа, которого он у нее отнял.


56 - Период покаянных молитв начинается за несколько дней до еврейского нового года и продолжается до Судного дня (всего около 2-х недель в сентябре-октябре)
ковры

Ослиное погребение, пересказ с иврита, 5-я глава

СУДЬИ

[Spoiler (click to open)]Чтобы не позволить людям бесчинствовать и преступать всяческий закон, чтобы сильный не мог угнетать слабого, а могущественный попирать беспомощного, Создатель приготовил особое место, дабы карать нечестивцев. Там их ждет вечное пламя и лютый мороз, гадюки, аспиды и ангелы тьмы, одного вида которых достаточно, чтобы сломить дух человека. Там заправляет повелитель преисподней, властелин тьмы с сонмом своих подручных. Души грешников сволакивают туда сетью и чинят над ними расправу, подвергая жестоким мучениям, худшим, чем зубная боль или язычок злой женщины. Но, сколько бы их ни мучили, они продолжают существовать, чтобы вновь и вновь, тысячи тысяч раз подвергаться все тем же наказаниям, расплачиваясь за свое жестокосердие. Многие из тех, кто готов вступить на путь беззакония, отказываются от своих намерений, вспомнив о страшном дне суда, а те, кто все же отваживается
на преступление, терзаются страхом все оставшиеся дни, получая возмездие еще при жизни. Все это предусмотрено Богом, дабы люди боялись его и воздерживались от греха, и это суд Божий. Но, поскольку помышления сердца человеческого – зло от юности его34 и всегда отыщутся те, кто упорствует в грехе, будучи убежденными, что в царстве мертвых нет суда и наказания, то люди поставили себе судей, чтобы судить преступников при жизни. Это суд человеческий. Так долгое время вершился суд Божий на небесах и в преисподней, а суд человеческий – на земле, но злодеи не переводились. И со временем люди прозрели и поняли, что ни ужасы преисподней, ни земной суд не в силах остановить беззаконных. Находятся храбрецы, которые превозносятся перед небом, полагая, в гордыне своей, что Бога нет, и, что еще хуже, не ставят ни во что властелина тьмы с его царством, не веря и в них. Они насмехаются над достойными и потешаются над судьями. Таковы те, кто не боится ни Бога, ни людей, - цари и начальники, захватившие власть и угнетающие своих подданных. Это побудило мудрецов Египта объявить подсудной всякую плоть, и они стали вершить суд равно над живыми и над мертвыми. Тому, кого нельзя было судить при жизни, выносили приговор после смерти. Правителей, которые творили произвол, они предавали посмертному суду, взвешивая их добрые и дурные поступки. И горе тому, кто сделал много зла, так как после смерти он не удостаивался погребения, в назидание прочим нечестивцам, восседающим на троне. Сыны Израиля переняли у египтян этот обычай. Царей у них нет, поскольку все они – потомки царей, но есть среди них непокорные, которые не чтут "Шульхан Арух"35 и воруют пышки перед носом у святого братства. Разве подобные негодяи должны оставаться безнаказанными?
- Нет! Не было этого и быть не могло! – заявил Хашавья-многодумец, - Есть еще на земле судьи, и судьи эти – главы погребального братства.
В каждом городе, где обитают сыны Израиля, заведена особая книга, куда записываются все события, на память для будущих поколений. Там содержатся сведения о девицах, кои утратили девственность, наткнувшись на деревянное острие36, о насильниках, о доносчиках, о тех, кто предал собственность Израиля в руки гоев, о посягнувших на честь общины и о тех, кто употреблял в пищу трефное, о похитителях священной утвари из синагог, о тех, кто носил в кармане платок в субботу37, о домах, покинутых из-за бесов и демонов, о грешниках, за чьи грехи на город находило моровое поветрие, а также о тех, кто посмел насмехаться над погребальным братством. В этой книге значились и те, кто, нарушив закон Израиля, был осужден на ослиное погребение. Но не пугайся, читатель, подумав, что людей клали в одну могилу с ослами или, что для упокоения ослов предназначалось специальное кладбище. Грешников не погребали вместе с ослами, их просто не обмывали, не обряжали в саван и не несли на плечах к могиле, выкопанной рядом с могилами их ближних, а везли до кладбища на телеге и хоронили снаружи, за оградой. И вся их семья оказывалась опозорена навеки. Обладая такой властью, погребальное братство наводило страх на своих врагов. Но надо сказать, что судьи не были безжалостны. Им случалось проявлять мягкосердечие, и не каждого они спешили покарать, богач Завди может это подтвердить. Несмотря на то, что все знали, что происходит между ним и его замужней прислугой, никто его не судил и не записывал в памятную книгу. И Лемех Бен-Ноах не станет отрицать, что, когда главам общины стало известно, что он обедал у городского головы в день поста, они простили ему это прегрешение по своей великой милости. И все же время от времени они собирались, чтобы судить нечестивых. И немало было в городе таких, кому, поссорившись с ними, кричали, что их отец, или дядя, или племянник похоронен за забором – свидетельство тому, что такое наказание действительно применялось. Судьи Израиля могущественнее судей египетских. Те выносили подобный приговор только после смерти виновного, а праведные судьи Израилевы делали это еще при его жизни. Затруднение вызывали случаи, когда преступник был молод и существовало опасение, что он еще не скоро сможет понести заслуженную кару, тем более, что многие юнцы больше не страшились ослиного погребения, рассуждая про себя, что жить им еще долго, и, может быть, им повезет стать габбаем или поверенным, и тогда приговор потеряет свою силу. Или же им удастся откупиться от судей и избежать наказания, что тоже нередко случалось. И потому судьи придумали, как все-таки наказать виновного при жизни. Если в руки им попадался молодой преступник, и за него некому было заступиться, его отдавали в солдаты. Перед этим приговором трепетали все юнцы, и либо воздерживались от прегрешений, либо старались грешить тайком. Похититель пышек был исключением. То ли он не помнил об этой опасности, то рассчитывал на некого могущественного покровителя, то ли не ожидал, что из-за такого пустяка с ним обойдутся столь беспощадно. Но, если он так думал, то сильно ошибался. Дерзкое похищение пышек не сочли пустяком, а усмотрели в нем позор для святого братства. Даже Хашавья признавал, что честь братства посрамлена, и потому на следующий день после ночного переполоха собрался суд.
Знакомые нам главы погребального братства собрались на женской половине молельного дома. Их внешность хранила следы вчерашней битвы: у одного было расцарапано лицо, у другого – подбит глаз, а у третьего борода походила на сжатое поле, где оставили сноп-другой для вдов и сирот38. Лица у всех были сердитыми.
- Я скажу одно: тот, кто украл пышки, тот же подстроил и переполох, - заявил сидевший во главе раби Гациль, после того, как они пререкались впустую уже целый час.
- Негодяй осрамил нас и выставил на посмешище. Горе этому поколению. Подумать только, и это славный город Кшула, известный своей богобоязненностью и благими делами. Теперь это Содом!
- А мне сдается, это не человек посеял среди нас смуту. Не человеческая рука похитила пышки прямо у нас на глазах, не человеческий голос кричал женщинам в уши, и не человек задул все свечи. Это бес играет с нами, и надо обдумать, где мы совершили неверный шаг, - сказал один из собравшихся.
- Не было этого и быть не могло! Бабьи толки! – возразил Хашавья-многодумец, который накануне кричал "Шма Исраэль", - Это действительно сделал бес, но бес, рожденный женщиной. Потому что в святое место бесы не являются. Если они и ютятся там, наверху, то здесь, посреди молельного дома, им власти не дано, тем более, когда, когда тут собирается много людей. Это шуточки какого-нибудь юнца, который захотел выставить нас всех на посмешище.
- Но как человек отважится войти ночью туда, где обитают духи? – спросил тот, кто хотел обдумать, где он совершил неверный шаг.
Все переглянулись, не зная, как ответить на этот важный вопрос.
- Разве вы не знаете, - вскричал Габриэль-поверенный, что нечестивцы не верят в бесов и не боятся их. И этот негодяй, который посмел насмехаться над погребальным братством, тоже их не боится, потому он и забрался туда ночью. Вы забыли, как десять лет назад там застали паруша в обществе замужней женщины? Они тоже не боялись бесов.
- Он прав! – раздались голоса, и раби Гациль-Шамарья тоже был вынужден признать правоту своего врага, Габриэля-поверенного. В этот день все помирились, дружно негодуя на объявившихся в городе нечестивцев, которые в грош не ставят святость святого братства.
- Если преступники не верят в бесов, - не сдавался вопрошающий, - то разве из-за этого бесы их не тронут? Разве грешник должен получать награду за свой грех?39
Присутствующие снова смутились, не зная ответа, и только раби Урия-торговец оживился и, собрав бороду в кулак, произнес:
- Ты, Гронам, сбиваешь нас с толку пустыми вопросами. Разве не сказано ясно в Талмуде… лист…лист… Не помню точно, кажется восемьдесят первый… там длинная глава… "Кто опасается, к тому и придираются"40. Вот тебе ответ, больше ты не станешь открывать рот? Слава Богу, у нас в городе найдутся владельцы лавок, которые знают, как ответить, - воскликнул он, гордо выпрямившись, как будто поверг врага наземь. Но его противник упорствовал и продолжал бы задавать вопросы, если бы все не закричали в один голос:
- Хватит тебе, Гронам! Хашавья прав: человек, а не бес устроил смуту, и за это мы должны его наказать.
- И потому, - провозгласил раби Гациль-Шамарья, как верховный судья, - я постановил так: запишем, что преступник осужден на ослиное погребение.
- Ослиное погребение! – отозвались все в один голос и облегченно вздохнули, как будто камень свалился у них с души.
Эти праведные судьи присудили преступнику только одно наказание за целых три преступления: кражу, насмехательство над святым братством и ересь, заключающуюся в неверии в бесов и демонов, которое подвигло преступника проникнуть на второй этаж. За все это ему полагалось одно-единственное ослиное погребение, и разве не следует счесть этот приговор за великую милость? Праведные судьи были довольны своим приговором и радовались в своем сердце, предвкушая, как они своими глазами увидят погребение нечестивца. Никому из них не пришло на ум, что, может быть, он сам окажется в царстве мертвых раньше, чем преступник. Не вспомнили они и о том, что им до сих пор не известно, кто он такой, а, значит и суд их – пустое.
- Но как его зовут? – спросил писец.
Судьи в третий раз пришли в замешательство, только теперь спохватившись, что вынесли приговор неизвестному преступнику. Один только раби Гациль не растерялся и приказал:
- Пиши "преступник", а когда выяснится, кто это, впишешь его имя, потому что в конце концов мы все узнаем.
- Знаете, что, господа? – произнес один из присутствующих и с беспокойством огляделся, не слышат ли его чужие, - знаете, кого я подозреваю в этом святотатстве?
- Кого? кого? – поспешно спросили остальные, - Скажи нам, не бойся и не скрывай. Даже, если он сын рава или кого-нибудь из богачей, мы не дадим ему спуску. Это не пустяки, мы не позволим насмехаться над святым братством и предавать его честь на поругание.
- Хорошо сказано, господа, очень хорошо. Тому, кто занимает высокую должность, Бог дарует и ум, это я вижу, и вы говорите мудрые слова, господа. Будьте мужами и не бойтесь этого человека, но только поклянитесь мне, что никому не скажете, кто вам на него указал.
- Будь спокоен, никто из нас не откроет секрет, - пообещал раби Гациль.
- Вы же знаете, господа, что я человек не богатый, и не мне тягаться с богачом, если он на меня прогневается. Я открою вам свою догадку только для того, чтобы защитить честь братства. Если бы честь братства не была мне дорога, никакая награда не заставила бы меня заговорить. Поймите меня, господа, я человек не мудрый, не знаток Торы, но все же я понимаю, что богачи могут поступить с таким, как я, как им будет угодно. Поэтому не удивляйтесь, что я их боюсь, вы понимаете меня, господа?
- Но кого ты боишься? – вскричали некоторые, - Никто из нас тебя не выдаст. Скажи нам, кого ты подозреваешь.
- Ради чести братства, господа, не ради собственной славы, я скажу вам, господа, и пусть Бог мне поможет…
- Но скажи нам, на кого ты думаешь.
- Я подозреваю… - ответил тот едва слышно, - Но не говорите ему, кто вам сказал…
- Мы уже обещали тебе от имени всего собрания, что с тобой ничего плохого не случится, - рассердился раби Гациль, - Ты что, не нам не доверяешь?
- Чтобы я не доверял главам святого братства? Господа, я забочусь только о вашей чести, как же я вам не доверяю? Я не мудрец Торы, господа, но я знаю, что погребальное братство – святое братство, а, значит, и главы его – святые, как же я не поверю их слову?
- К чему столько разговоров? Скажи, кого ты подозреваешь.
- Я подозреваю Шмуэля, сына Калева-богача, - со страхом выговорил он, как будто испугавшись собственных слов.
- Шмуэль, сын Калева! Озорник, распутник, отчаянный безбожник! – закричали все, - Его ждет ослиное погребение, мы не посмотрим на то, что он богат.
- Но почему ты его заподозрил? – невозмутимо спросил Габриэль-поверенный.
- Вчера, когда мы сидели за столом, я заметил, что он некоторое время стоял у печки и усмехался, а потом ушел.
- Ясно как день, что он – вор, он и никто другой, - раздались голоса.
- Мне тоже кажется, что я видел его, - сказал кто-то из собравшихся.
- Это он, он, и никто другой, - снова закричали некоторые, - И мы накажем его! А вы почему молчите? – спросили они у габбая и поверенного.
- Если это он, - ответил раби Гациль со вздохом, - мне очень жаль, но мы ничего не можем сделать.
- Почему? Он выставил братство на посмешище, а мы должны смотреть на это сквозь пальцы?
- Но что мы ему сделаем? Отдать его в солдаты нельзя – кто захочет связываться с Калевом, на стороне которого сила и богатство?
- Тогда присудим его к ослиному погребению, ведь мы вправе его судить.
- И этого мы не можем. Если мы станем присуждать богачей к ослиному погребению, то братство разорится. С бедных много не возьмешь, только богачи готовы дорого платить за похороны и содержание могилы. Если мы станем хоронить их за забором, то не получим ни гроша, а, расходы у братства, как вы знаете, большие. Нет, тут ничего нельзя сделать.
Все притихли, увидев, что он прав. Им было досадно, что преступник выскользнул у них из рук. Но вдруг поднялся раби Хашавья и закричал:
- Не было этого и быть не могло!
- Чего быть не могло? – гневно вопросил раби Гациль, - ты хочешь поссориться с богачом в такое трудное время? Вы не слыхали, что в городе Квура появились доносчики, которые наушничают властям о делах погребального братства, чтобы ему навредить. И, если вы не примете это к сведению, то и у нас, чего доброго, заведутся такие же, и тогда прощай доброе имя нашего братства. И что тогда вы сможете поделать?
- Не было этого и быть не могло! – снова крикнул раби Хашавья.
Раби Гациль пришел в ярость и хотел было ответить, но раби Хашавья перебил его, крича:
- Не было и быть не могло! Я не собираюсь ссориться с богачами! Я только сказал, что не было этого и быть не могло!
Слова его почти что успокоили раби Гациля, он сел на место и спросил хладнокровно:
- Так чего же не было?
- Того, о чем я сказал, что этого не было и быть не могло, - победоносно откликнулся раби Хашавья, - Шмуэль, сын Калева, не совершал и не собирался совершать это преступление, и никто не видел его на женской половине, его там не было. Это сделал кто-то другой!
Присутствующие, удрученные тем, что собрались впустую, и виновный не понесет наказания, очень обрадовались словам Хашавьи и тут же с ним согласились. И даже тот, кто подозревал Шмуэля, поскорее взял свои слова назад, сказав:
- Господа, наверно, глаза меня обманули и возле печки стоял кто-нибудь другой, но, клянусь, я видел там какого-то юнца и принял его за Шмуэля. Не сердитесь на меня, господа, и не пересказывайте никому то, что слышали от меня.
- Итак, сделай, как я тебе велел, - обратился раби Гациль к писцу, - запиши в книге: "Именем глав погребального братства, преступник приговаривается к ослиному погребению". И оставь свободное место после слова "преступник", чтобы потом вписать его имя, когда мы его узнаем.
Писец так и сделал. Все встали с мест, удовлетворенные, что свершили правосудие и отстояли честь святого братства. И тут с улицы ворвалась женщина с криком:
- Господа-мои-равы, скандал! Скандал!



34 - Бытие, 8,21

35 - "Накрытый стол", основной кодекс иудейских законов, составленный в 16 в.

36 - В разделе Талмуда, посвященном браку, рассматриваются вопросы, связанные с утратой девственности подобным образом

37 - Это считалось работой, которая запрещена в субботу

38 - Второзаконие, 24, 19: "Когда будешь жать на поле твоем, и забудешь сноп на поле, то не возвращайся взять его; пусть он останется пришельцу, сироте и вдове"

39 - Положение иудейского закона, требующее не позволить грешнику получить выгоду от своего греха. Напротив, надо заставить его как можно больше пострадать от последствий его поступка.

40 - Из Талмуда, трактат Псахим, 110,2. Речь идет о бесах, которые наказали за совершенную оплошность того, кто обычно боялся их и тщательно остерегался. Перевод фразы приблизительный.
ковры

Как я дядюшку в больницу на инспекцию возила

Дело было в поздних 90-х, когда никто о Дне победы в Израиле еще и не заикался. Помню, видела в Хайфе вывеску общества ветеранов 2-й мировой войны в каком-то закутке. На английском.
Моему дядюшке, незадолго до того приехавшему в Израиль, какой-то умник посоветовал обратиться за подтверждением статуса инвалида войны, какой был у него родине. Якобы он может что-то с этого поиметь. Дядюшка не был жадным человеком, всю жизнь отработал на заводе. Почему он согласился на эту дурь, не знаю. Возможно, у людей от эмигрантского стресса происходят сдвиги, тем более, у пожилых. Его направили на инспекцию в больницу Тель-а-Шомер, что в окрестностях Тель-Авива. Добирались мы с ним и с моей тетушкой туда несколько часов на нескольких автобусах, потом еще колобродили по коридорам этой огромной больницы. В кабинете врача я как-то сразу поняла, что ничего не светит, а мы смотримся как грязноватые попрошайки. Врач выглядел высокомерным, пощупал для виду дядину ногу, в которую тот когда-то был ранен, и спросил его, сколько он может пройти. Дядя ответил "километр", я глуповато-честно перевела - собственно, что тут было переводить. Потом долго ехали домой. Положительного ответа дядя не получил.
Через пару лет он умер. Я не была близка к их семье и не присутствовала на похоронах. Спустя несколько лет, когда в гости приехала моя двоюродная сестра (его дочь), и мы вместе с ней навещали его могилу, я заметила, что имя его на плите написано с ошибкой. Я не стала говорить ей об этом...
ковры

Промежуточный вывод...

...из длинной и поучительной беседы с борцуньей против "совка".
Больше всего на свете борцунам с совком нужен... человек-совок. Со всеми стереотипами, видимо, подробно расписанными где-то, невесть где. Со взглядом на мир, который каким-то чудом не изменился бы за 30 лет. Что-то вроде чучела. Больше всего их бесит, что живые люди не хотят втискиваться в образ этого чучела, и борцуны изо всех сил пытаются впихивать, всовывать и плотно утрамбовывать...;)))

Перед ссылкой небольшое пояснение: первая моя реплика (насчет отсутствия стыда) была адресована ДРУГОМУ комментатору.

Ссылка:
https://messala.livejournal.com/587919.html?thread=15175055#t15175055
ковры

Пропаганда эвтаназии для стариков...

... в русскоязычном израильском интернете началась за много лет до нынешней ситуации с вирусом в мире, которую многие назыввают "пенсионной реформой".

Примеры из израильских форумов:

"Полагаю, есть организации, помогающие старым гомосексуалистам не при делах ["гомосексуалист" в данном случае - просто обзывательство - itrech]. Погуглите, я верю, что выход найдется".

Автор цитаты - сотрудница Тель-авивского университета.

Тот же источник:

"иди забивай место на кладбище. И начинай туда ползти. Жертва Альцхаймера престарелая".
"оспади, и когда этот корм для червей заткнется".

В более интеллигентной форме другой израильский автор предлагал прекратить лечить после 60 лет методами современной медицины и лечить только на уровне 30-х годов 20 века.

Так что русскоязычных израильских эмигрантов давным-давно уже приучали к мысли о необходимости эвтаназии вместо пенсии.
ковры

Эвтаназия

Интуитивный прогноз:

Все равно придут к тому, что всех стариков-нищебродов вынудят соглашаться на эвтаназию. Просто будут запугивать и измываться с применением современных технологий запугивания и измывательства, пока не заставят подчиниться.
ковры

Из книги женщины, покончившей самоубийством

Пересказ (не перевод!) отрывка из книги Эсти Вайнштейн, принадлежавшей к гурским хасидам и покончившей с собой после многих лет неудачного замужества и ухода из религиозной общины. Предыдущие отрывки см. в записях от 22, 25 и 28.02

Я всегда была Дасси.

Всюду меня звали Дасси.

И дома, и среди подружек, и в гостях у родственников. Только строгие учительницы в школе звали меня Адасса.

Но муж, как полагается гурским хасидам, звал меня "Иди сюда" или "Послушай". Так звал он меня в первые годы после свадьбы.

[Дальше]Тогда я не знала, что означают слова "по любви", но всей душой хотела, чтобы он произнес мое имя. Иногда я брела за ним по дому как тень и воображала, что он вдруг повернется ко мне и скажет чудесное слово – "Адасса".

Когда я представляла эту минуту, меня охватывало чувство восторга, наподобие оргазма, которое начиналось из груди и доходило до пяток – услышать его голос, произносящий мое имя! Пускай даже сказал бы "Адасса", имя, которое употребляли только врачи и учительницы. Но если ему так уж трудно выговорить "Дасси", пусть хоть Адасса. Официальное, но все же мое имя!

[……….]

А вот Аялу он называл по имени! И она в ответ называла Якова ласковым именем на идишский манер – "Яцкеле".

Называла по имени? Всегда по имени! Или так мне казалось.

Каждый раз, когда мы собирались у нас или у родителей, только и слышалось "Аяла, возьми", "Аяла, передай", "Смотри, Яцкеле", "Слушай, Яцкеле".

Но мало того. Они передавали предметы из рук в руки, иногда их руки даже соприкасались. Он не клал предмет на диван, чтобы я его взяла, как обычно, а просто-напросто: "Аяла, передай" – и протягивал ей вещь, предназначенную для передачи мне, его жене. Потому что у гурских хасидов запрещено, чтобы муж передавал предметы жене в руки.

Кульминацией стало обручение его младшей сестры, Адиэль. Празднование обручения ("варт", как это называется на идише) проходило в доме его родителей.

В просторной гостиной, за столом, уставленным едой, на плотно приставленных друг к другу стульях сидели мужчины. Женщины теснились в соседней маленькой комнате вокруг небольшого раскладного стола, на диване и пластиковых стульях.

Мужчины распевали хасидские песни, а женщины болтали по-женски, но стараясь говорить тихо. Иногда, увлекшись, какая-нибудь из женщин повышала голос. Иногда раздавался смех или громкое замечание малышам, которые бегали тут же, возле стола. Тогда с мужской стороны сразу раздавался стук в стену, что означало: "Тихо, женщины! Вас слышно у мужчин".

Только Аяла и Яцкеле свободно перемещались по коридору между комнатами.

Она приносила нагруженные подносы из кухни, а он принимал их у нее их рук и нес в гостиную.

Еще там была Сара. Самая старшая сестра. Она возвышалась в кухне над дымящимися кастрюлями и наполняла тарелки, стоящие на подносах.

А я?

Я была "официанткой" у женщин!

Бегала из кухни в женскую комнату и разносила горячую еду уважаемым гостьям.

И только Аяла передавала Яцкеле подносы из кухни, все время перекрикиваясь с ним: "Яцкеле, нужны еще халы?", "Яцкеле, все получили суп?" И он: "Аяла, не хватает двух ложек!", "Аяла, принеси салфетки!"

А я носилась из кухни в женскую комнату, потная от беготни и еще больше – от отчаяния. Это я его жена! Почему Аяла должна передавать ему подносы? Почему не я? И сколько раз уже он может называть ее по имени, во весь голос, во всеуслышание – а мое имя он не произносит никогда, даже когда мы дома наедине, и нас никто не слышит?

Я жду, когда застолье закончится и вместе с ним этот кошмар, беготня и пот, и затихнет внутренний голос, от которого в душе поднимается буря, потому что то, что происходит – неправильно, ненормально…

Мужчины встают из-за стола и начинаются танцы. Пришло время веселья, и женщинам разрешается стоять около входа в гостиную и смотреть, как танцуют мужчины.

Стоя у входа в гостиную вместе с другими женщинами, я услышала голос Якова: "Аяла, где кинокамера?"

Я нахожусь в пространстве между Аялой, которая ищет камеру и Яковом, который ее ждет, и я невидимка! Он не видит меня среди других женщин, на которых мужчины вообще не смотрят, и я слышу, как он кричит мимо меня: "Ну, Аяла, скорее!"

И она подбегает, запыхавшись. Она ниже меня на полторы головы и пытается передать ему камеру поверх меня. Он вытягивается надо мной и берет камеру у нее из рук.

Передав ему камеру, Аяла отталкивает нас, женщин, назад, подальше от входа в гостиную. Мы слишком приблизились к мужчинам. Это нескромно!